«Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» Мф16,24
Св. Альфонс Мария Лигуори

  Св. Альфонс Мария Лигуори  (1696-1787) 

Молодость

Св. Альфонс родился 27 сентября 1696 года в Марианелле, летней резиденции семьи Лигуори. Младенец был крещён дня спустя, 29 сентября. Особой покровительницей ребёнка стала Божия Матерь, в честь которой кроме имени Альфонс он получил имя Мария.
По аристократическому обычаю, на третий день после рождения ребёнка был устроен приём. Мать с ребёнком лежала на ложе, а мужчины входили, чтобы поздравить её. Старались также, чтобы на этом торжестве появился кто-нибудь, кого все считали святым. И господ Лигуори посетил обладавший такой репутацией Франческо де Джеронимо, произнёсший над мальчиком: Он доживёт до преклонных лет, умрёт не прежде девяноста лет, станет епископом и совершит великие дела. Слова оказались пророческими.
Какой была мать? Не такой, как дамы той эпохи. Во время долгих недель отсутствия мужа весь груз воспитания она брала на себя, в отличие от других женщин благородного происхождения, которые воспитание своих детей доверяли слугам. Синьора Анна была необычайно религиозна. Она формировала совесть своих детей, прививала им любовь к Иисусу и Его Матери Марии, учила молиться. Чувствительность ко злу в мире и греху, ранящему и Бога, и человека, св. Альфонс унаследовал от матери.
Кем был отец? Джузеппе Лигуори был командором военного флота, человеком моря, твёрдым и неуступчивым, мужчиной с тяжёлым характером, но набожным. Его каюта напоминала монашескую келью. Там были иконы с изображениями Иисуса и святых. Долгие недели проводя в море, что ограничивало его контакты с семьёй, он не мог посвящать ей столько времени, сколько хотел бы. Однако, когда возвращался домой, правил домом твёрдой рукой, а его сильная индивидуальность оказывала своё влияние на детей, особенно на старшего сына, что в будущем проявится в его характере. Св. Альфонс унаследовал от отца его твёрдость и неуступчивость.
Важным моментом в детстве Альфонса было вступление в руководимый филиппинами Ораторий св.  Иосифа в день первого Причастия 26 сентября 1705 года. Ораторий был основан ещё при жизни св. Филиппа Нери. Ребёнком Альфонс бывал там каждое воскресенье. Продолжалось это и потом, вплоть до двадцатисемилетнего возраста. Ораторием руководил о. Пагано, дальний родственник Анны Лигуори и духовный наставник Альфонса на протяжении тридцати лет. Программа этих встреч была богата. Каждое воскресенье исповедовались, затем служилась торжественная сумма со святым причастием, а после полудня – вечерня. Мальчики слушали проповеди, молились, читали. Было также время и на различные игры и развлечения. Остальные шесть дней недели Святой, начиная с шестого года жизни, проводил за книгами.
По общепринятому обычаю, богатые семьи не посылали своих сыновей в школу, обучением занимался воспитатель, чаще всего священник. Джузеппе Лигуори уж давно решил, что его старший сын будет первым из дворян Неаполитанского Королевства. Поэтому воспитателем своего сына выбрал знаменитого священника Доминика Буоначчи, весьма уважаемого в Неаполе профессора гуманитарных наук и поэзии. Вскоре обнаружились незаурядные способности Альфонса. Он делал большие успехи в изучении языков: латыни, греческого, французского, испанского. Другие учили его философии и математике, и ученик продвигался ничуть не хуже. Кроме верховой езды и фехтования, обучение включало также игру на клавесине, рисунок, живопись, архитектуру. Всем этим Альфонс овладевал практически в совершенстве. Необыкновенные способности и ранняя зрелость позволили ему в возрасте двенадцати лет с отличными результатами завершить среднее образование. Перед ним вставал новый, неизведанный мир.

Адвокат

Альфонс вступил в мир университетов, салонов, пудры и губной помады. В сентябре 1708 года был сдан вступительный экзамен в университет. Факультет выбрал отец: Альфонс будет адвокатом. Адвокатура приносит большой доход, а хорошие юристы входят даже в Королевский Совет и занимают министерские кресла.
Альфонс ринулся в водоворот учёбы. В программе были римское право, гражданское, каноническое. Выпускник становился доктором гражданского и канонического права. Годы учёбы не протекали исключительно в корпении над страницами юридических кодексов и комментариев к ним. Альфонс не терял времени, он любил жизнь и потому умел ею распорядиться. В свободные от университетских занятий дни он ездил на охоту, любил игры, особенно карточные, в которые играл с друзьями. Живопись, музыка, театр – мир культуры и искусства, которым он дышал с детских лет благодаря своим родителям, был его собственным миром.
Не забывал он и о самом важном, о тех, чей образ рисовала ему мать с самого раннего детства: о Боге, Его Сыне Иисусе Христе и Матери Марии. Он не расстался с Ораторием Отцов Филиппинов и продолжал участвовать в его воскресных встречах. Семья Лигуори переехала на Виа Трибунали, и близлежащая церковь Санта-Мария-делла-Мерседе (Божией Матери Выкупа Невольников) стала любимым местом встреч Альфонса с Марией и Её Сыном. У него всегда была при себе тетрадка с молитвами, которые продиктовала ему мать, и этими молитвами он часто и охотно пользовался.
5 сентября 1710 года Альфонс получил титул доктора гражданского и церковного права. Чтобы работать по профессии, нужно было иметь двадцать лет. Поскольку Альфонсу до этого возраста не хватало целых четырёх лет, необходимо было специальное разрешение. Оно было пожаловано 21 января 1713 года. В тот же день Альфонс негласно обязался отстаивать тогда ещё не провозглашённый догмат о Непорочном Зачатии Пресвятой Девы Марии. Этой присяге защищать истину о Марии, которую всегда считал своей Матерью, он будет верен до конца своих дней.
Первые шаги в адвокатской практике Альфонс сделал, стажируясь у известных в Неаполе адвокатов Людвика Перроне и Андреа Джовене. Карты, в которые Альфонс так любил поиграть с друзьями, заменились сессиями в Академии Молодых Юристов, ежевечерне проводимые Домиником Каравита, председателем Высшего Королевского Суда (Sacro Real Consiglio). После двухлетней стажировки Альфонс стал самым молодым адвокатом в Неаполе.
Каким был св. Альфонс как адвокат? Сохранилось двенадцать правил, которые он себе установил и ежедневно перечитывал. Вот некоторые из них:
 – Не служить неправому делу, ибо тогда теряется чистая совесть и доброе имя.
 – Считать интересы клиентов своими собственными.
 – Адвокат в любом деле должен просить Бога о помощи, ибо Он – первый защитник справедливости.
 – Добродетелями, присущими адвокату, должны быть: знания, практика, истина, верность и справедливость.
Адвокат с такими принципами, несмотря на молодость, должен был быть загружен работой. И Альфонс не мог пожаловаться на её недостаток. За восемь лет он не проиграл ни одного процесса. Горькая чаша, которую поднесёт человеческая нечестность, была ещё впереди.

К новой жизни

В девятнадцать лет, по окончании адвокатской стажировки, Альфонс перешёл в Братство Молодых Докторов («высшая палата» Оратория св. Иосифа). Участвовал в молитвах, службах, конференциях. Тогда же он впервые столкнулся с лишёнными надежды людьми в Санта-Мария-дель-Пополо, самой большой больнице Неаполя, называемой также «Больницей Неизлечимых». Альфонс приходил туда несколько раз в неделю. Перевязывал больным раны, менял постель, готовил лекарства, в многочисленных беседах подбадривал сломленных, забытых людей, у которых уже не было надежды на выздоровление. Он знал, что в этих несчастных он склоняется над страждущим Иисусом. Бог хотел, чтобы этот незаурядно одарённый интеллектуал, человек из высоких сфер, уже тогда столкнулся с людским горем, с драмой человека отверженного и забытого. Благодаря своей принадлежности к Братству Молодых Докторов св. Альфонс в течение восьми лет встречался с Иисусом в этих бедняках – Как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне (Мф 25,40)
Молодой адвокат, хоть и отличавшийся чистотой сердца и святостью жизни, имел в своей жизни момент, когда его рвение к молитве и совершению добрых дел значительно ослабело. Его отец Джузеппе Лигуори не уставал предлагать сыну всё новые варианты женитьбы. На балах неаполитанской аристократии Альфонс постоянно слышал слова похвал и восхищения. Салоны, театры, развлечения – всё это начало увлекать святого до такой степени, что, как он сам говорил в конце жизни, когда мне было около двадцати пяти лет, моё рвение так сильно угасло, что я чуть было не утратил душу и Бога.
Благословенные реколлекции Великим Постом 1722 года наполнили его Божиим Духом, которого он не утратил до конца жизни. Он полюбил поклонение Святым Дарам и прославление Пресвятой Девы Марии. Уже тогда Бог вдохновил его отречься от права первородства в пользу своего брата Геркулеса, отринуть мирское и пойти за Иисусом. Он знал, что эта новость станет потрясением для отца.
Тем временем весной 1723 г. в Верховный Суд поступило дело, в котором речь шла о нешуточной сумме в шестьсот тысяч дукатов. Сторонами были неаполитанский герцог Филипп Орсини ди Гравина и великий герцог Тосканы Козма III Медичи. Альфонс защищал Орсини. В этом деле влияния, взятки и лжесвидетельство взяли верх над честностью и фактами. Альфонс проиграл процесс. Для молодого, благородного и амбициозного адвоката это стало драмой.
Познал я тебя, свет… Прощайте, трибуналы! Разочарование Альфонса было огромно. Он отказал всем своим клиентам, дома на долгие часы запирался в комнате. Ко всему прибавился ещё и конфликт с отцом. Сначала Альфонс отказался принять дело, о защите которого просил его тот. Потом не согласился пойти на один из банкетов. Всё это привело командора Лигуори в бешенство. Альфонс всё реже бывал дома, где ему было плохо. Он проводил время у Пресвятых Даров, у Божией Матери Выкупа, посещал своих друзей из Больницы Неизлечимых, делясь с ними своей печалью.
Там Альфонс нашёл Того, кто никогда не был ему так близок, как сейчас. Отринь этот мир и отдайся Мне – этот голос Иисуса, звучащий среди боли и страданий, стал бальзамом для израненного сердца св. Альфонса. Переломным днём для святого стало 29 августа 1723 года. Он устремился в церковь Матери Божией Выкупа Невольников. Там у Её стоп жестом рыцаря он отстегнул шпагу и сложил её на алтарь. Место шпаги занял розарий. Однако на дальнейшее необходимо было позволение отца.
Решение Альфонса было для Джузеппе Лигуори большим ударом. Не этого он ждал от сына. Пусть процесс проигран – карьера всё же складывалась неплохо. Слава, деньги… Долгие беседы, часто заканчивавшиеся приступами злобы отчаявшегося отца и молчанием готового на всё сына, ничего не дали. Джузеппе должен был уступить, но выдвинул свои условия. Альфонс не пойдёт в монастырь филиппинов, для него найдётся место в епархии. Так отец немного задержал сына в доме, поскольку ученики епархиальной семинарии могли жить дома.
Джузеппе Лигуори рассчитывал, что всё опять придёт в норму, что никогда не увидит Альфонса в сутане, поэтому даже тянул с её покупкой. Но Альфонс появился дома в старой, поношенной сутане, и это лишь обострило конфликт. Такое положение, несмотря на все старания Анны Лигуори, пытавшейся быть бальзамом на раны как мужа, так и сына, сохранялось долго. От Альфонса отвернулись и те, кто раньше хвалил его и восхищался им. Презрение тех, кого считал друзьями! Что может быть горше?

Священник

Тем временем св. Альфонс приступил к изучению теологии. Живя дома, он самостоятельно, под руководством Юлиана Торни, изучал Священное Писание, догматику, моральную теологию. Ректором семинарии был дядя Альфонса со стороны матери – каноник Гиззио. Это он привил племяннику любовь к двум великим святым: Терезе Авильской и Франциску Сальскому.
Торни отвечал за Братство Епархиальных Миссионеров, называемое ещё Апостольскими Миссиями или Пропагандой. Члены Братства провозглашали миссии по всему королевству. Альфонс вступил в это Братство. Получив 23 сентября 1723 года тонзуру, он получил и право произнесения проповедей. Первые его миссии прошли 18–26 ноября 1728 года. Альфонс увидел неведомый ему ранее мир. Этот мир, заселённый чернью, людьми, живущими за чертой человеческого достоинства, мир распущенности, примитивных развлечений, авантюр, мир Пьяцца Меркато в Неаполе, где люди смеются, чтобы не кричать, стал и его миром. Туда направил его Иисус. Это призвание к самым бедным и заброшенным, не знающим Бога людям Альфонс полюбил превыше всего.
Учась в семинарии, Альфонс вступил и в общество «Santa Maria succure miseris» (Святая Мария, помогай несчастным), иначе называемое «Белые братья справедливости». Братья поддерживали дух приговорённых накануне казни, сопровождали их в последнем пути, а после казни с пением покаянных псалмов несли тело казнённого в ораторий у Неизлечимых, служили святую мессу и хоронили.
Так Альфонс реализовал евангелическую любовь, которой сам был преисполнен с детства. Он был миссионером среди тех, от кого отвернулись и власти, и клир Неаполя (в Неаполе было очень много священников, в большинстве своём недоучившихся и далёких от рвения в священнической службе, и уж менее всего склонных заниматься неаполитанской беднотой); был миссионером тех, кто неоднократно был вынужден преступать закон, и умирал по его приговору. Так важен был для Альфонса человек! И так будет всегда.
Принимая 6 апреля 1726 года сан диакона, Альфонс поведал Богу и людям, что хочет и стремится служить, провозглашая Слово Божие. Началась интенсивная проповедническая работа. Каждый хотел услышать бывшего знаменитого адвоката, который некогда истово защищал истину в суде, а теперь с ещё большим рвением и любовью провозглашал Истину Божию.
Наконец настал желанный и долгожданный день рукоположения – 21 декабря 1726 года. Когда-то Альфонс составил двенадцать правил юриста, сейчас же установил себе принципы священника. Вот некоторые из них:
 – Я священник, и моё достоинство – выше ангельского; буду же жить в совершенной, ангельской чистоте.
 – Церковь оказала мне честь, и моя обязанность – воздать ей почести святостью своей жизни.
 – Сосредоточенность, рвение, сила характера, совершенствование в молитве – вот что я должен практиковать постоянно, если хочу быть угоден Господу.
 – Мне не нужно ничего, кроме восхваления Бога, личной святости и избавления ближних, даже ценой собственной жизни.
С большим жаром Альфонс принялся за работу. Он поставил себе цель: свидетельствовать об Иисусе, а не о своей эрудиции, и поэтому пользовался простым стилем, который был понятен как простому люду, так и образованным представителям высоких сфер. Проповеди Альфонса обходились без помпезного и цветистого стиля, столь часто используемого без всякой духовной пользы проповедниками того времени. С тех пор среди настоятелей церквей и монашеских орденов, как мужских, так и женских, он был нарасхват. Своими проповедями Альфонс приводил грешников к исповедальне, чтобы там встретить их и приблизить к Иисусу милосердному. Исповедальня, где встречались Бог и человек, была вторым – после амвона – излюбленным местом Альфонса. Он всегда был окружён кающимися, людьми разных классов и слоёв общества. Иисус жил для всех, а св. Альфонс хотел быть его преданным учеником. Службе в исповедальне он предавался с огромным жаром. Сам к себе очень суровый, к людям, приходившим к нему исповедоваться, был несказанно ласков, повторяя слова Иисуса: Иди и больше не греши. Множество душ он вырвал из-под власти греха и вверил Богу. Для пользы запутавшихся во грехе в 1728 году он написал свою первую (позже неоднократно обновлённую) книгу Вечные Истины. Путями к благочестивой жизни, предлагаемыми им, были: размышление, молитва, обуздание страстей, аскеза, а прежде всего – Евхаристия. Будучи большим почитателем Марии, рекомендовал каждому, кто хочет познать Иисуса, приблизиться к Его Матери. Эта мариологическая черта благочестия будет присуща ему всю жизнь.

Среди убогих и забытых

Альфонс начал работать с неаполитанской беднотой. Сам он бы с этим не справился, однако Бог свёл его с людьми, которых он подключил к общему делу. Это были Джованни Мадзини, Джузеппе Мария Порпора и Джузеппе Панца. Встретились они в прекраснейшем и важнейшем для них всех месте – перед Святыми Дарами. Позднее к ним примкнули Доминик Летиция, Винченцо Маннарини, Людвик Лаго и многие другие, а также миряне, например, Януарий Сарнелли, адвокат. Каждый вечер они встречались перед Святыми Дарами, посещали Божию Матерь в её святилище. Вся группа собиралась вокруг св. Альфонса. Он проводил встречи, на которых они обменивались своим духовным и душепастырским опытом. Ежемесячно несколько дней проводили за городом на реколлекциях. Вместе работали среди людей, угасающих духовно и физически, людей, отверженных неаполитанским обществом.
Вместе с друзьями св. Альфонс зажёг факел надежды для бедных людей. Этим факелом стали так называемые «Вечерние Часовни» (Capelle Serotine). Встречи с бедняками, силящимися вырваться из нужды, происходили на площадях и улицах Неаполя. Они не были привязаны к какому-то месту – церкви или часовне. Альфонсу помогали иезуит Франческо Пепе и доминиканец Грегорио Рокко. На встречи приходило всё больше бедноты со всего Неаполя. Наконец-то ими кто-то озаботился, наконец-то появился кто-то, кому они могли излить свою боль. Св. Альфонс простыми, понятными словами учил их истинам веры, ведя к соединению с Богом. К начинанию присоединялись и другие священники. Лекции перемежались пением или душевными беседами. Со временем катехумены приступали к молитвам, к размышлениям об истинах веры, в них начинал действовать Божий Дух. Из грешников нарождались святые. Наиболее увлечённых Альфонс назначал аниматорами многочисленных малых групп. Теперь они становились апостолами в переулках города, в лавках, домах и на улицах. Кардинал Пиньятелли, видя, как ширится движение, приказал открыть ему двери публичных ораториев, а также часовен и церквей по всей епархии. Альфонс создавал новые группы, под руководством аниматоров-мирян возникали новые кружки. В 1798 году о. Танноя, биограф Альфонса, зарегистрировал семьдесят групп, насчитывающих вместе около тысячи человек. «Часовни» изменили образ жизни множества людей. Святость, возвращение к честному труду, улучшение социальных условий, любовь к Богу и ближнему – таковы плоды этого дела.
Ко всему этому присматривался Джузеппе Лигуори. Согласие между отцом и сыном наступило уж и раньше, но окончательно стена рухнула, когда отец услышал своего сына проповедующим Слово Божие в церкви Св. Духа. Он был ошеломлён и растроган. Он уяснил, наконец, где было место его сына, призванного Богом к провозглашению Евангелия. С той поры Джузеппе навсегда стал верным спутником своего сына на его жизненном пути.
А перед св. Альфонсом появился очередной Божий знак: так называемая «Коллегия Китайцев». Коллегия подготавливала миссионеров для миссий в Китае. Её правила позволяли два типа членства: «коллегиаты» и «конгрегаты». «Коллегиаты» после годичных испытаний приносили обеты бедн

Литургический календар

« »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс